Шумит ветер над крымской Элладой...

От долгого пути люди устали. Лошади отказывались идти. Женщины и дети плакали и просили пить. Тогда, оставив обозы у дороги, мужчины отправились искать источники с водой. И нашли. И осмотрелись вокруг. И понравилась им. И обосновались фракийцы на богатой и гостеприимной крымской земле. Так возникло греческое поселенье Карачоль. Ныне - Чернополье Белогорского района.

 Село аккуратно расположилось по трассе, сразу за Белогорском. Украшено местечко зеленью деревьев, шумом оживлённой феодосийской трассы, величием возрождённой церкви, которую легко заметить с дороги, а ещё - уникальной историей и людьми, желающими возродить память и сберечь её для себя. Для Крыма. Для потомков.

Сегодня Чернополье является одним из сёл, сохранивших памятники традиционной культуры греков, прибывших в Крым после русско-турецкой войны из Румелии (так назывались после турецкого завоевания территории бывшей Византийской империи на Балканах). Тогда, опасаясь репрессии со стороны турецкой администрации, греки покинули северо-восточную Фракию и эмигрировали в Крым. Одна из первых групп греков-переселенцев прибыла в Феодосийский порт в апреле 1830 года. Люди расселились в Феодосийском уезде в помещичьих имениях и на казённых землях. Кто-то там и остался, а кто-то отправился искать уголок уютнее. И нашёл его при безымянном источнике. Маленькое селенье стало прекрасным местом для греков. Прежнее название - Карачоль, происходит от тюркских слов «кара» - чёрный и «чоль» - земля, степь, «невозделанное поле».

«Греки - очень гостеприимный и миролюбивый народ…»

Ирину Константиновну Зекову в Чернополье знают все. Она - председатель общества греков Белогорского района. Человек деятельный, самоотверженный, верующий, уникальный. Именно эта женщина выступила инициатором создания общины греков Карачоля, именно благодаря её усилиям в селе возник этнографический дом-музей греческой культуры и фольклорный коллектив. Здесь эту Ирину Константиновну знают и уважают все.

 - Здравствуйте, - приветствует нас она. Трижды целует, по православному обычаю, и приглашает в дом. - Пока чаю не выпьете, ничего не расскажу. У греков так, - угрожающе шутит она. - Буду угощать греческой сладостью - лукумом, которую турки своей считают и рахат-лукумом называют, а сладость греческая. Мне недавно из Греции передали.

Пока хозяйка разливает чай - осматриваюсь по сторонам. На о��ошке, возле стола - иконки, горит лампадка.

- Зажгла, когда «оранжевая» революция началась, - объясняет Ирина Константиновна. - Так и горит возле иконы Божьей Матери, чтоб ни одна мать не знала горя от потери ребёнка. Революции и войны противны Богу и могут истребить человечество. Но беда в том, что вера в людях всё слабее, а церковь сегодня переживает кризис. Бог нас создал для того, чтобы мы в мире жили, чтобы ценили друг друга, наслаждались общением. И за национальность нельзя судить. Ребёнок наследует от матери веру и национальность, которую он должен с гордостью нести. Ведь так хорошо, что мы разные, - глаза женщины наполнились слезами. Голос задрожал, но она сдерживает себя.

- Мои предки приехали в Крым в 1830 году. В Чернополье я родилась. Это мой дом и его очень люблю, - улыбается она. - Вплоть до 1944 года Карачоль было сугубо греческим поселением.

- Да, депортация многое изменила…

- В предательстве и пособничестве немецким оккупантам обвинили всех: и стариков, и грудных детей, а печать изменников хотели поставить и на родившихся после войны. Когда нас выселяли, мне было всего два года, но мама рассказывала о том, как было страшно. Людей забирали босыми и раздетыми, и вывозили на Урал. Мама успела взять с собой только пять детей и кастрюльку. В первый год жизни на севере потеряла двоих детей. Смертность была очень высокой. Спасались тем, что на золотые украшения, которые у нас положено дарить девочкам при рождении, обменивали у местного населения картошку и муку. Потом золото закончилось. И стало совсем туго, - вспоминает Ирина Константиновна. – Думаю, что сегодня государство должно на официальном уровне признать вину, попросить прощения. И снять обидное клеймо «враг народа». Ведь его так и не сняли. Моя мама умерла «врагом» и перед вами тоже сидит «враг народа», - с горечью произносит женщина.

- А как вы решились на создание общины?

- Один человек ничего не добьётся, но когда он действует от имени группы, тогда что-то, да получится, - говорит председатель общины. - 1992-й значим для нас: мы организовали своё общество. Пусть сразу не зарегистрировались, но это были уже первые шаги. Будучи «общиной» легче действовать и обивать пороги, - пожимает плечами женщина.

А сделано немало: возрождён и действует храм, создан фольклорный коллектив и уникальный этнографический дом-музей, с 1996 года в Чернопольской школе преподаётся новогреческий язык. Но главное, есть люди, которых объединяет вера православная, желание сберечь историю и поделиться своей уникальностью. И во многом - заслуга женщины с именем Ирина. В ней - удивительное сочетание ясной улыбки, радости и грусти, какого-то даже трагизма, умения верить и ждать, и не роптать на судьбу, удивительная сила характера и мягкость движений. И говорит она мягко. А если соглашается, то произносит: «нэ-нэ», что по-гречески - «да-да». Во всём, что она делает, даже в том, как разливает по чашкам чай, чувствуется какое-то неподдельное, греческое, благородство, утончённость и сила. А в глазах - вера, свет, теплота и боль. За свой народ и его историю.

 Во имя Святых Константина и Елены...

Выпив чаю и отведав греческого лукума, продолжаем путь. Интересно заглянуть в музей. Наш проводник - племянница Ирины Константиновны, учитель новогреческого языка в местной школе - Елена Кучугурная.

- Экспонаты для музея семья Зековых собирала по всему Крыму, - говорит она, открывая тяжёлые ворота. И мы входим во двор. Забор из дикаря, палисадник, огороженный низким плетнем: музей представляет собой воссозданный дом греческой семьи.

- В доме три комнаты, - начинает экскурсию Елена. - Самая большая - родителей, если в семье был маленький ребёнок, то здесь же находилась и колыбелька. Её подвешивали к потолку так, чтобы мама могла, не вставая с кровати, успокоить малыша.

Комната убрана в национальном стиле: костюмы, мебель, продольные, неширокие подушечки под голову - простофало, покрывала и коврики - всё национальное. Рассматриваем стенды и пересматриваем фотографии.

- Это мы с детьми в прошлом году в Греции были, - улыбается учитель.

- А расскажите…

- Архимандрит Нектарий, который организовывает паломнические поездки греков в Крым, к мощам святого Луки, пару лет назад приезжал к нам. Дети устроили гостю концерт, а когда он спросил, чего они хотят, хором ответили: «Хотим в Грецию». Так и появилась идея организовывать для школьников туры по святым православным местам Греции. В этом году была уже вторая поездка. Греческая ст��рона всё оплачивает. И поездку, и экскурсию, и проживание, - говорит Елена, продолжая экскурсию.

И мы входим во вторую комнату. Это - кухня. И утварь, и расположение столов - все по-гречески. Уютно и продумано.

- В кухне греки только готовили, но не ели, - отмечает экскурсовод. - Трапезничали же в третьей, общей комнате. В этой комнате находились и остальные члены семьи. Дети спали на полу, старики - на лавках. Заходить в комнате родителей, а тем более, спать там, было запрещено. Вообще же, жизнь греческой семьи, вплоть до первого снега, кипела во дворе.

А мы направляемся к святому источнику. Храм во имя Святых Константина и Елены восстановлен, действует источник Святого Константина - «Святая криница», куда люди приходят после литургии для омовения и питья. Греки-переселенцы почитали Святых Константина и Елену, которые были покровителями их старого села во Фракии. По преданию, будущие жители Карачоля искали место для проживания у источника в разных уголках Феодосийского уезда, и Святой Константин указал на безымянный источник на землях имения Карачоль.

- На том месте, где сегодня стоит церковь, когда-то была часовенка, построенная из веток и замазанная глиной. Греки построили её так, чтоб с дороги не было видно: на несколько ступенек она уходила в землю, - объясняет Елена. - А с 1907 года община окрепла и начала строительство большой, каменной церкви. И в 1913 году в селе уже был построен храм во имя Святых равноапостольных Константина и Елены. В 1927 году во время землетрясения церковь пострадала, но была восстановлена силами прихожан. В 1933-м её закрыли, а здание передали под клуб. Потом - депортация. И только в 1960-1970-х, благодаря стараниям Анастаса Биджакова греческая община села постепенно стала возрождаться. А уже в 1999 году храм был восстановлен при финансовой поддержке Национального банка Греции.

Так, с верой в сердце, несмотря на полувековую изоляцию от привычной языковой и культурной среды и на тяжкие годы гонений, лишений и депортации, горстка чернопольских греков смогла не только выжить и вернуться в родной Крым, но и сохранить уникальную культуру своих предков: язык, обряды и богатый песенный фольклор фракийских греков.

 

«Листва лесов неслась душистыми грудами за окнами машины. Внезапно из этой зелени возникали сиреневые скалы, увитые плющом. Струились и позванивали, пересекая шоссе, прозрачные ручьи», - такой, путешествуя по Крыму, запомнил эту дорогу Константин Паустовский.

 

Шумит ветер над крымской Элладой … Красиво здесь. То, у чего есть история, не может оставить равнодушным.

Источник: h.ua
 

Статистика, каталоги

Rambler's Top100 Размещено на Start.Crimea.UA

 

Войти

Наши контакты

Зекова Ирина Константиновна
(978)833-14-49
Председатель греческого общества с.Чернополье
Зекова Ирина Константиновна

Кучугурная Елена Николаевна
(978)863-68-60
Заместитель председателя
Кучугурная Елена Николаевна

Биджакова Валентина
Секретарь
Биджакова Валентина Владимировна

Яндекс.Метрика