Наши фотоальбомы

Праздник Национальной кухни г. Симферополь

СВЕТ ИСТИНЫ И ВЕСТНИК СТАРИНЫ

 

СВЕТ ИСТИНЫ И ВЕСТНИК СТАРИНЫ

Рейсовый автобус, покачиваясь и шурша колесами, медленно тронулся с места. Мы проехали Белогорск. За окнами снова замелькали крыши домов, кроны деревьев. Следующая остановка — село Чернополье. Я увидела его еще издалека. Сверху, с горы, хорошо просматриваются низенькие постройки, утопающие в зелени.

«Здравствуй, Карачоль!». Так зачастую и сегодня называют свое село чернопольцы. Это прежнее, еще довоенное название происходит от тюркских слов «кара» — черный и «чель» — земля, степь, невозделанное поле.

Дом Ирины Константиновны Зековой, председателя греческой общины Чернополья, — в пяти минутах ходьбы от автобусной остановки. Огороженный каменным забором, он красуется прямо напротив сельского совета. Гостеприимная хозяйка ждет меня у калитки. «Добро пожаловать! Рады гостям!» — протягивает она зычным голосом, приглашая в дом.

Сложна и противоречива многовековая история греков Крыма. Достаточно сказать, что говорившие на греческом языке и исповедовавшие православие имели мало общего с обитателями Эллады. Большей частью этот народ являлся потомком самых разных племен, обосновавшихся в Таврике. Еще одна группа крымских греков начала складываться после присоединения полуострова к России. Выходцы с островов архипелага, принимавшие участие в русско-турецких войнах, получили в награду право на переселение в новые владения империи.

К концу ХIХ — началу ХХ века греки жили практически на всей территории Крыма. Как истинные христиане строили церкви и школы. В списке населенных мест Таврической губернии за 1864 год Карачоль значится как небольшое владельческое поселение великороссиян с помещичьей усадьбой. В нем насчитывалось 10 дворов. Спустя несколько лет село стало расти. Во второй половине XIX века здесь открылась греческо-русская церковноприходская школа. В 1913 году была построена церковь во имя святых равноапостольных царей Константина и Елены.

— Нравится вам у нас? — радушно спрашивает Ирина Константиновна, усаживая меня за стол. — Вот отдохнете с дороги и все посмотрите. Чернополье хранит свои традиции. Сегодня в селе проживает больше тысячи человек: греки, русские, украинцы, крымские татары… Есть школа, библиотека, детсад, почта, магазин. А вот с Домом культуры беда. Нет финансирования. То, что осталось от полуразрушенного здания, понемногу распродается.

— Давно здесь живете? — интересуюсь у хозяйки.

— С рождения, — улыбается она и добавляет, — с большим перерывом. В 1944 году жителей Карачоля депортировали на Урал. Мне тогда было два года. Пятый ребенок в семье. Жили в Пермской области. Там училась в школе. Потом вышла замуж. Это уже в городе Александрии Кировоградской области. Муж построил дом. Родились дети. В 1968-м мамины братья засобирались в Крым, звали нас. Поначалу сомневалась: работа хорошая, жизнь налажена. В
70-м мы все-таки вернулись. Труден был путь домой. Но так хотелось увидеть родное село, могилы предков.

— Знаю, сегодня у вас много забот, есть где применить энтузиазм и силы.

— Нэ, нэ, — кивает моя собеседница (оказывается, «нэ» по-гречески — «да»). — В 1992 году мы открыли музейную комнату в местной библиотеке. А в 2004-м осуществилась давняя мечта чернопольцев — появился музей, который стал частицей моей души и моей жизни. Помощь оказал филиал Греческого фонда культуры в Одессе. На выделенные средства подняли одноэтажный дом, такой, как строили наши деды и прадеды. Три комнаты, кухня, веранда. В горнице проводим праздники, встречаем гостей.

Мне не терпится взглянуть на созданное руками карачольцев творение. Многое о здешнем музее слышала. Торопливо допиваю чай и прошу хозяйку проводить меня. Мы идем в сторону бывшего Дома культуры. И я уже вижу приметное здание, ухоженное и нарядное. Плетеный забор, крытая черепицей крыша, длинная веранда с деревянными перилами. На них — домотканые коврики с характерным греческим орнаментом.

Первая комната (по-гречески «ода») — горница. Здесь все, как было в старину. Канапе, кровать, люлька, круглый стол, иконы. В средние века основными занятиями греков были земледелие, табаководство, огородничество, скотоводство. В меньшей степени — ремесло и торговля. Влияние традиций соседствовавших народов прослеживается в убранстве дома, вышивке, хозяйственной утвари. Многие вещи вместе со своими владельцами пережили депортацию и вернулись в Крым.

В общей комнате, где обычно располагалась вся семья, вижу топчан, прялку, всевозможные кувшины. Здесь же представлены народные костюмы. В конце XIX века мужчины носили черные или синие широкие шаровары, белую рубашку, жилет с множеством пуговиц, красный или черный широкий пояс, сапоги с высокими голенищами. Женский костюм также состоял из длинной белой рубахи туникообразного покроя с широкими рукавами. Вышитый подол должен был быть виден из-под юбки. Поверх рубахи надевали короткое шерстяное или шелковое платье-безрукавку яркого цвета, длинный фартук и пояс с железной пряжкой. Голову украшали вышитой феской, которую позднее они заменили платком. 

Переходим в третий зал и сразу попадаем на фотовыставку. Здесь собраны старые, пожелтевшие снимки, сделанные еще в период депортации. Ирина Константиновна показала свои — из семейного альбома: Урал, Пермская область, работа на лесоповале, родители, дети.

Жители села Карачоль бережно хранят память о прошлом, о своих истоках. История для них — свет истины и вестник старины. Особенности греческой культуры можно увидеть в элементах одежды (способ повязывания платка у женщин, орнаменты тканей), национальной кухне (мелина — слоеный пирог, салма — вареные ромбы из теста), обрядах и обычаях. Особое значение чернопольцы придают престольному празднику в честь святых равноапостольных царей Константина и Елены (3—4 июня). В эти дни в село съезжаются православные христиане. Вера в своих святых помогла грекам пережить выпавшие на их долю испытания, вернуться на родину, заново отстроить церковь.

— На Панаир никого не приглашаем специально, — продолжает рассказ председатель греческой общины. — Приходят все желающие, кто чтит своего покров��теля. Двери церкви открыты, чтобы люди могли молиться. В этот день обязательно приносим жертву — «курбан». Это могут быть барашек, петушок, козлик. Угощения из свежего мяса готовим на открытом огне в больших котлах. После праздничной литургии устраивается совместная трапеза для жителей села и гостей. Считается, что такая пища является чудодейственной, избавляет от болезней и несчастья. Затем продолжается гулянье с песнями и танцами. Нынешним летом нашей общиной, а также Федерацией греков Крыма при поддержке Республиканского комитета автономии по делам межнациональных отношений и депортированных граждан был проведен очередной Панаир. Присутствовал Генеральный консул Греции в Одессе Иерасимос Даварис. Выступали творческие коллективы из Керчи, Евпатории, Старого Крыма, Феодосии, Белогорска, Севастополя.


— Особенно приятно, что этот праздник объединяет людей, — отмечает Ирина Константиновна. — Он не только религиозный, но и общественный, как день города, день села. У этнических групп Крыма, имеющих самобытные черты, вместе с тем много общего. Это уникальное явление, результат взаимовлияния и взаимопроникновения культур. Крымчанам важно осознать: какие бы катаклизмы ни случались в природе, какие бы подводные течения ни влияли на политическую и общественную жизнь, — дружба и взаимопонимание, желание жить в мире и благополучии помогает выстоять даже в самые трудные времена.

Время близилось к вечеру, но как отказать себе в удовольствии еще раз прогуляться по тенистым улочкам Чернополья? Вместе с Ириной Константиновной мы заглянули в сельскую школу (опустевшую на время летних каникул), библиотеку, местный магазин, присели отдохнуть на зеленой поляне, где проходят народные гулянья. Признаюсь, непривычно после городской суеты ощутить такое единение с природой. Величественные, вековые деревья, освященный источник, трава по пояс. Что может быть прекраснее? Я смотрела на виднеющийся купол белой церкви, узенькую тропку к ней и думала над тем, что говорит моя собеседница. Кто-то из мудрых сказал: воздействие природы на человека измеряется правдой, которую она ему открывает. Для Ирины Константиновны Зековой правда — это прежде всего доброта. Она непобедима и никогда не приводит к глупости. Зло перед ней бессильно. Величайшее добро, какое мы можем сделать друг для друга, считает коренная жительница Чернополья, — понять и принять полиэтническую картину маленького полуострова, быть щедрыми и терпимыми, не только делиться своим духовным наследием, но и открывать его в других. Мир рушится, где этого не происходит. И крепнет, где люди живут сердцем.

Елена ЗОРИНА

14 июля 2009 года

 

Статистика, каталоги

Rambler's Top100 Размещено на Start.Crimea.UA