«Спецэшелоны идут на восток»

«Спецэшелоны идут на восток»

В канун 60-летия депортации греков из Крыма – одной из самых трагических страниц в их истории по решению Президиума ФГОУ мы публикуем некоторые аналитические и статистические материалы из книга И.Джухи. Они посвящены памяти безвинных жертв и направлены на пробуждение у современников исторического и национального самосознания, формирование активной жизненной позиции, ответственности за сохранение и развитие греческого этноса и его ду��овных ценностей.

Говоря о депортации, автор утверждает, что в официальных документах 1920-1950 гг. этот термин не употреблялся. Хотя сам процесс существовал и определялся словом спецпереселение.

Сегодня исследователи сходятся в понимании причин масштабных этнических спецпереселений в СССР. Большинство историков уже не разделяют широко распространенного мнения, что-де массовые депортации вызывались наличием военной угрозы и необходимостью обезопасить государственные границы. Выселение большей частью проводилось с уже освобожденных от врага территорий и даже в послевоенное время. Причины следует искать в самой сути большевистского режима, рассматривающего террор, массовые этнические чистки и депортации как главный метод решения национальных проблем.

Надо, однако, признать: честь открытия подобного метода принадлежит не большевикам. Депортации или принудительные миграции во все времена использовались политическими режимами для решения их политических или экономических задач. История человечества полна примеров, когда целые народы в одночасье оказывались на землях, удаленных на тысячи километров от родных мест и не имевших ничего общего с привычной средой их обитания.

Среди жертв подобной тоталитарной национальной политики времен Сталина оказались тысячи представителей нацменьшинств и коренных народов СССР.

Любая операция по депортации начиналась после принятия соответствующего решения высшими партийными и правительственными органами страны. В издаваемых СНК, ГКО, НКВД документах о депортациях народов указывались цель намечаемой акции, её количественные параметры, перечислялись органы и персональные ответственные за переселенческую операцию, определялись финансовые и материальные ресурсы. Постановления, приказы и указы детально описывали всю технологическую цепочку; сколько и откуда, когда и куда, обозначали ответственных за переселение, приём и охрану и т.д. В схематичном виде все депортационные акции были схожи между собой. Людей без всякой скидки на возраст или состояние здоровья выгоняли из домов, разрешив взять с собой строго ограниченный по весу багаж. После чего их под охраной везли до ближайшей железнодорожной станции, погружали в вагоны и отправляли в неизвестность. Никогда никто никому не объяснял, куда и зачем их везут. (На этот счёт существовала особая инструкция, подписанная министром внутренних дел.) В товарных вагонах, неприспособленных для перевозки людей, в условиях полной антисанитарии, но под надёжной охраной, спецпереселенцев неделями везли на восток. Непременными атрибутами подобного «восточного экспресса» являлись педикулез, различные кишечные инфекции, а порой и смерть невольников.

Общая для всех наказанных народов причина – «неблагонадёжность» (вариант: «социальная опасность») разворачивалась в официальных документах разнообразной конкретикой (предательство, пособничество оккупантам и т.п.). В военные годы народы подвергались депортации по причине «предательства» и «неблагонадежности». И хотя предатели находились среди всех народов, населявших Советский Союз, наказаны были не все. С юридической точки зрения обвинение целого народа в предательстве не выдерживает критики. По существу представителей определенной нации наказывали за то, что они по каким-то причинам не нравились И.Сталину. На целый народ он возложил вину отдельных личностей. Но порой не делали и этого. Просто выселяли – без всяких объяснений и предъявления даже надуманных обвинений.

После войны причиной выселения объявлялась необходимость очистки приграничных зон. Анализ принудительных миграций в Советском Союзе в 1940-е годы обнаруживает приверженность советского строя не к классовому, а к этническому критерию репрессий. Особенно ярко это проявилось в военные годы.

Начиная с середины 30-х годов ХХ столетия, на протяжении пятнадцати лет в СССР депортации подверглись 15 народов и 40 этнических групп. В.Бердинских пишет о 17 народах, подвергшихся выселению полностью, и 48, депортированных частично.

Истинная причина, по которой столь жестоким образом преследовались целые народы, оставались той же, что и в годы Большого террора: в бесчеловечности сталинско-большевистского режима, недалеко ушедшего от средневековых представлений о коллективной вине.

Начало длинной череде этнических депортаций было положено в середине 1930-х гг. В 1935 году из Ленинградской области переселили несколько десятков тысяч финнов-ингерманландцев (советских финнов). В 1936 году настала очередь поляков. В результате свыше ста тысяч их стали жителями Казахстана и Сибири.

Словно бездонная бочка, поглотил Казахстан в 1937 году и 173 тысячи корейцев Дальнего Востока. Именно на советских корейцах была опробована первая тотальная депортация. Новые места жительства (в Казахстане) с осени 1938 года осваивали примерно 6000 иранцев. Их выселили из пограничных районов Азербайджана. 1941 год стал поистине немецким. К октябрю в Казахстане, Новосибирской области и Алтайском крае оказались 750 тысяч заподозренных в антисоветизме советских немцев. (Ещё 62 тысячи переселили из Калининградской области после войны.)

Первым же годом, когда греки подверглись массовой депортации, стал 1942-й В несколько приёмов из родных мест изгнали около 8 тысяч греков Краснодарского края, Ростовской области и Баку.

Если до этого времени под насильственное переселение подпадали только представители инонациональностей, то начиная с 1943 года депортациям стали подвергать официально признанные коренные народы Советского Союза.

Эксперимент начали в октябре 1943 года с отправки в Казахстан 60,5 тысячи карачаевцев. Вслед за ними, в следующем году в Омскую, Новосибирскую области, Казахстан, Алтайский и Красноярский края повезли 93 тысячи калмыков. Нехватка вагонов и солдат на фронте не помешали в феврале сорок четвёртого года депортировать в Казахстан и Киргизию 390 тысяч чеченцев и 91 тысячу ингушей. После этого в Казахстан и Среднюю Азию попали 37 тысяч балкарцев. За ними последовали свыше 180 тысяч крымских татар (май 1944 г.).

Полное очищение Крыма произошло месяц спустя. С полуострова вывезли всех болгар, армян, греков, а также ещё 3626 человек, треть из которых составляли русские, треть – цыгане, остальные немцы, турки, украинцы представители других народов. В этом же году, в ноябре из Грузии в Казахстан и республики Средней Азии депортировали 95 тысяч турок-месхетинцев, курдов и хемшинов. Среди них затесалось и несколько сотен греков, которых можно считать первопроходцами проторившими дорогу из Грузии в Казахстан.

Таким образом, начиная со второй половины 30-х и до конца 40-х годов, этнические депортации проводились непрерывно. Только тотальному выселению за этот период подверглись десять народов общей численностью около 2 миллионов человек. При этом семь народов (немцы, карачаевцы, калмыки, ингуши, чеченцы, балкарцы и крымские татары) вдобавок лишились и своих национальных автономий. Этнические депортации стали важнейшим элементом сталинской социальной инженерии.

Основные депортации пришлись на годы Великой Отечественной войны. Можно выделить три волны этнических депортаций, так или иначе связанных с нею.

Первая пришлась на начало войны, на период наступления немецких войск. Были депортированы немцы и финны.

Вторая волна «набежала» вскоре после освобождения советскими войсками оккупированных территорий. Наказанию подверглись народы, обвиненные в предательстве и сотрудничестве с немцами (карачаевцы, калмыки, балкарцы, чеченцы, ингуши, крымские татары).

Третья волна депортаций напрямую не была связана ни с немецкой оккупацией, ни вообще с войной. Она не имела причин в виде «предательства». Это была в чистом виде зачистка приграничных зон.

Греки пострадала от всех «волн» депортации.

Второе выселение греков в годы войны – в 1944 году, в отличие от превентивной депортации 1942 года, проведено уже после изгнания фашистов из Крыма.

Их вместе с крымскими татарами, болгарами и греками было решено наказать за содеянные «преступления».

На территории Крыма в то время было учтено болгар 12075 человек, греков – 14300 человек, армян – 9919 человек.

Конечно, в Крыму не все греки ушли в партизаны. Жившие в деревнях, поселках и городах под немецкой властью они выживали, как могли. Действительно, некоторые греки возобновили своё дело, прерванное в 20-е гг. большевиками: восстановили собственные магазины, занялись другими видами торговли – в масштабах и размерах, позволявших прокормить себя и свои семьи. Но в отличие от части крымских татар, обиды греков на советскую власть за раскулачивание 1930-х гг. и террор 1937-1938 гг., не породили пронемецкие настроения.

В любом случае то, что вменялось в вину крымским грекам, проделывали все, кто жил на оккупированных территориях. Находясь под оккупацией, люди работали, чтобы прокормить себя и свои семьи. Согласно сталинской логике, все они, так или иначе, оказывали содействие немцам.

После освобожд��ния полуострова греков не мобилизовали в действующую армию. Их оставили «до особого распоряжения». «Особое распоряжение», как и Особое совещание, ничего хорошего не предвещало. Первой тревожной «ласточкой» стало неожиданное, в кратчайшие сроки проведённое выселение свыше 180 тысяч крымских татар.

Для выполнения поставленной задачи по выселению на полуостров направлялось около 30 тысяч работников спецслужб.

Каковы причины депортации крымских греков? Их несколько.

Первая состояла в том, что стратегический важный, пограничный Крым, с точки зрения И.Сталина, необходимо было очистить от всех инонациональностей – крымских татар, болгар, греков, а заодно и от нелюбимых И.Сталиным с первых послереволюционных дней армян.

Вторая причина – «традиционно гулаговская». Государство по-прежнему нуждается в дешевой рабсиле. ГУЛАГ не решил поставленных перед ним масштабных задач. Теперь же, в военные годы, потребность в рабочих руках на переведенных на военные рельсы предприятиях возросли многократно.

Третьей, «истинно греческой», оставалась одна из «причин 1937 года». Примерно 20 процентов греков Крыма состояли в греческом подданстве. Хотя, как и в греческую операцию 1937 года, список депортированных в сорок четвертом состоял как из иностранно-поданных, так и из советских граждан.

В-четвертых, мы вновь не можем исключить мести И.Сталина за неудачи в Греции. Речь идет о том, что в 1944 году во время, когда депортировали греков из Крыма, Греция предпринимала все меры, чтобы не допустить большевистского влияния в своей стране, а для этого обратилась к Великобритании с просьбой ввести в Грецию английские войска.

Из всех греческих депортационных операций крымское выселение стало самым быстротечным. И самым жестоким.

Основная операция по выселению греков началась 24 июня.

Большая часть греков была выселена 27 июня.

В этот час во всех крымских селениях и городах, где жили греки, в их дома ворвались вооруженные люди. Именно «ворвались», а не «вошли» и не «постучали». Вооруженные бойцы и офицеры НКВД могли только ворваться. На всю операцию в большинстве случаев отводилось от 15 минут (в Феодосии, Евпатории, Керчи, Севастополе) до двух часов в совхозе Всесоюзного общества курортников Сакского района. Возле домов встали, не выключив двигателей, крытые брезентом военные грузовики. Военные действовали строго по инструкции. Выселенческая операция приравнивалась к боевой. Военные торопили нерасторопных греков, норовивших прихватить с собой что-то лишнее. Самых нерадивых конвоирам приходилось буквально под руки выводить из домов. Перед военным стояла сложнейшая задача: не только не пропустить ни один дом, ни одного человека, а ещё успеть составить опись имущества выселяемых.

Несмотря на инструкции, лишь некоторым выселяемым выдавали на руки расписки за оставленное движимое и недвижимое имущество. Всем было обещано по прибытии на место расселения компенсировать по этим распискам оставленное добро.

К 12 часам 27 июня к железнодорожным станциям Симферополь, Севастополь, Евпатория, Феодосия, Керчь, Семь Колодязей, Сюрень, Бахчисарай, Джанкой, Воинка свезли 27 тысяч человек – греков, армян и болгар. Там их уже поджидали составы из 55-60 товарных вагонов. Остальных 10 тысяч выселенцев довезли к утру следующего дня.

С учетом майско-июньского выселения татар население Крымского полуострова сократилось на 60 процентов.

В отличие от татарской операции, выселение греков не было сплошным. Критерии, по которым оставляли греков, так до конца и не прояснены. Многих греков не спасло ни недавнее партизанское прошлое, ни преследования оккупантов. Тем интереснее исключения, которые были сделаны для некоторых категорий греков. Не депортировали 376 греков (46 мужчин и 330 женщин). Во-первых, оставили в Крыму состоявших в смешанных браках. Вместе с негреческими половинами не депортировали и их детей. Во-вторых, позволили остаться в Крыму некоторым партизанам и грекам – из числа советских и партийных работников. Но только самым выдающимся, ибо несколько десятков «верных солдат партии» всё же отправились туда, куда партия послала всех остальных их соплеменников.

14 октября 1944 года на заседании Крымского бюро обкома ВКП(б) были подведены некоторые итоги операции. Итоги двух операций таковы: всего выселено 225009 человек «спецконтингента»: 183155 крымских татар, 15040 греков, 12422 болгар, 9621 армян. 3652 человека из их числа были иностранными подданными, в том числе 3531 – поданными Греции.

После выселения в Крыму осталось около 2000 греков.

Оставшиеся греки и спецпереселенцы и в послевоенное время ещё долго испытывали на себе тяготы репрессивной политики.

Её началом конца стала смерь диктатора. Начались смягчение режима в местах ссылки, снятие некоторых ограничений для спецпереселенцев, амнистии. К концу 1954 г. на спецпоселения по всей территории СССР находилось 39776 греков в т.ч. греческо-подданых порядка 23 тыс.чел. 27 марта 1956 года был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР об освобождении административного надзора греков, болгар, армян, высланных из Крыма в 1944 году. И только в 1972 году были сняты ограничения в выборе места жительства для отдельных категорий граждан, в т.ч. греков.

Таким образом, ни раскулачивание, ни «большоё террор», ни массовые депортации не смогли прервать историю греков. Они, как и прежде, словно птица феникс, восставали из пепла, противопоставляя ударам судьбы свою животворную мудрость, талант, трудолюбие. Грандиозное прошлое и вера в высшую справедливость питали их все годы неволи.

Как отмечает в своём сборнике член Национального Союза писателей Н.Вареник «греков как не пытались не удалось превратить в «строительный материал» нового мира, ибо нет ничего сильнее чем кровь, которая течет в их жилах» и дух, питающий волю».

Материал по книге «Спецэшелоны идут на восток» обобщил Н.Коссе

 

Статистика, каталоги

Rambler's Top100 Размещено на Start.Crimea.UA