Наши фотоальбомы

Собрание греков

Один день в крымской Греции

По щекам Ирины Константиновны текут слезы, когда она рассказывает о нелегкой судьбе греков-фракиотов, вынужденных бежать от ра-зящего меча турок из родных мест в Крым. Здесь, на солнечном полуострове, они нашли себе пристанище, здесь они обрабатывали землю и воспитывали детей. Но, несмотря на то, что прошли уже десятки и десятки лет, греки по-прежнему помнят свой язык, они свято блюдут традиции своего народа и почитают память предков

Чернопольская усадьба

В селе Чернополье Белогорского района, недалеко от общеобразовательной школы, разместилась небольшая и весьма колоритная усадьба «Карачоль» — этнографическо-культурный центр греков Крыма. Деревянная веранда, плетеный заборчик, колодец во дворе — члены общины постарались воссоздать облик настоящего греческого дома.

Ирина Константиновна Зекова еще в советские годы лелеяла мечту создать такой культурный центр, где каждый желающий смог бы узнать немного больше о жизни ее народа. Да и материалов уже тогда скопилось предостаточно. Неутомимой активистке удалось добиться, чтобы в 1992 году под музей выделили комнату в библиотеке, туда и свезли первые экспонаты — предметы быта, издревле хранящиеся в каждой семье. Но этого было явно недостаточно для общины.
Уже после развала Советского Союза греки наконец получили шесть соток земли и благодаря помощи Греческого фонда культуры в Одессе смогли построить соответствующее здание, представляющее традиционный греческий дом. Торжественное открытие музея состоялось 14 января 2004 года.

— Эти три костюма нам на открытие музея прислал в подарок Кипрский благотворительный фонд, — показывает Ирина Константинова на застекленные шкафы, где хранятся наряды греков-фракиотов: два свадебных (жениха и невесты) и убранство молодой девушки. — Мы два раза были на фестивале в Афинах. На первом всемирном фестивале фракийских греков мы выступили и на призовые деньги смогли восстановить нашу церковь в селе. В 1992 году здание храма вернули нашей общине. И в 1997 году мы смогли ее возродить.

Наша собеседница свою неправильную русскую речь щедро разбавляет греческими словами и вопросительным «поняли?», отчего ее рассказ становится еще более эмоциональным и живым.  

— Я по-гречески не умею ни читать, ни писать, но говорю свободно, ведь этот язык я впитала с молоком матери, поняли? Я выросла на Урале, куда наш народ депортировали из Крыма, так вот, на улице была Россия, а в нашем доме была Греция, в хате был греческий язык и греческий порядок!  Чернопольская усадьба

В селе Чернополье Белогорского района, недалеко от общеобразовательной школы, разместилась небольшая и весьма колоритная усадьба «Карачоль» — этнографическо-культурный центр греков Крыма. Деревянная веранда, плетеный заборчик, колодец во дворе — члены общины постарались воссоздать облик настоящего греческого дома.

Ирина Константиновна Зекова еще в советские годы лелеяла мечту создать такой культурный центр, где каждый желающий смог бы узнать немного больше о жизни ее народа. Да и материалов уже тогда скопилось предостаточно. Неутомимой активистке удалось добиться, чтобы в 1992 году под музей выделили комнату в библиотеке, туда и свезли первые экспонаты — предметы быта, издревле хранящиеся в каждой семье. Но этого было явно недостаточно для общины.

Уже после развала Советского Союза греки наконец получили шесть соток земли и благодаря помощи Греческого фонда культуры в Одессе смогли построить соответствующее здание, представляющее традиционный греческий дом. Торжественное открытие музея состоялось 14 января 2004 года.

— Эти три костюма нам на открытие музея прислал в подарок Кипрский благотворительный фонд, — показывает Ирина Константинова на застекленные шкафы, где хранятся наряды греков-фракиотов: два свадебных (жениха и невесты) и убранство молодой девушки. — Мы два раза были на фестивале в Афинах. На первом всемирном фестивале фракийских греков мы выступили и на призовые деньги смогли восстановить нашу церковь в селе. В 1992 году здание храма вернули нашей общине. И в 1997 году мы смогли ее возродить. 

Наша собеседница свою неправильную русскую речь щедро разбавляет греческими словами и вопросительным «поняли?», отчего ее рассказ становится еще более эмоциональным и живым.  

— Я по-гречески не умею ни читать, ни писать, но говорю свободно, ведь этот язык я впитала с молоком матери, поняли? Я выросла на Урале, куда наш народ депортировали из Крыма, так вот, на улице была Россия, а в нашем доме была Греция, в хате был греческий язык и греческий порядок! 

гречанки

Домашний уют
Мы с трудом передвигаемся по комнате, заставленной стульями и перевернутыми столами — сейчас тут беспорядок, ведь зимой в этнографический центр практически никто не заезжает. Да и летом людей не так много, как хотелось бы, ведь рекламы никто музею не делает. Зато гости из Греции периодически бывают и стараются не обижать своих подопечных: всегда оставляют определенные средства на поддержание культурного центра.

— Летом мы выносим столы на веранду, где наши гости могут попить кофе, — объясняет хозяйка. — Но зимой они находятся здесь, в общей комнате — раньше в таких проходила вся жизнь семьи. А всего комнат было три. Старейшины спали на топчане, а молодежь располагалась на полу. Держали много коз и барашков, поэтому всегда было много теплых вещей. Пухом набивали подушки и матрасы, а из чесаной шерсти шили одеяла — теплые и легкие.

На улице светит неяркое зимнее солнышко, но в комнатах дома довольно холодно. Трудно поверить, что в таких условиях раньше жили люди. Впрочем, рядом с общей комнатой находится небольшая печь, но Ирина Константиновна развеивает наши предположения об обогреве дома.

— Нет, наши предки печку топили только для того, чтобы испечь хлеб, — несколько раз в неделю, — продолжает экскурсию Зекова и приглашает в другую комнату — горницу, где посередине к потолку привеше��а люлька — такие были и в русских избах.

— Люльку практически никогда не снимали, ведь дети рождались каждые три года, она не пустовала, — улыбается председатель общины. — Семьи были очень многодетные, большие. В одном дворе жило несколько поколений греков. Большой семье было легче обрабатывать землю, вести домашнее хозяйство. Когда женщина теряла мужа, она не оставалась голодной. Девять семей брали десятую на свое попечение. Не было людей, которые бы умерли от голода.  

В дальнем углу горницы, с восточной стороны, по старинному обычаю находится красный угол — здесь развешаны иконы, на полочке лежит Библия. Такое святое место всегда было в каждом православном доме, дабы члены семьи всегда помнили о Боге.

«Румелия»,

канувшая в Лету

Несколько лет назад председатель греческого общества открыла кафе национальной кухни «Румелия», но ресторанчик просуществовал недолго. Оказалось, что для его функционирования нужно слишком много бумажек с подписями.

— В моем возрасте ездить в различные инстанции за разрешениями довольно затруднительно, — пожимает плечами пожилая гречанка.

Так и исчезла «Румелия». Но не об этом сейчас горюет Ирина Константиновна.

— Для нас огромное значение имеют наши праздники, — говорит она. — Ежегодно 3 июня мы отмечаем День памяти равноапостольных кесаря Константина и матери его Елены — Панаир. Традиционно в этот день проходит праздничная литургия, после которой устраивается большой благотворительный обед для всех горожан и гостей. Но с каждым годом устраивать такие празднества становится для нас все затруднительнее — продукты дорожают, а денег на мероприятие выделять никто не спешит!

Так и получается: какой вопрос ни затронь, все упирается в отсутствие средств. Сама Ирина Константиновна смотрит за усадьбой на добровольных началах — оплачиваемых ставок здесь нет. Даже летом она приходит провести экскурсию только по вызову.

— Мне же надо дома за огородом следить, — объясняет женщина.

Основная масса жителей Чернополья зарабатывает деньги, выращивая урожай, который реализуется на трассе, проходящей сквозь поселок. В советские времена люди работали в колхозе, но сейчас трудоустроиться здесь негде. Люди среднего возраста бросили свои дома и уехали в город — на заработки. Так и вымирает в Крыму уникальное греческое поселение фракиотов…     

Преданья старины глубокой…

Деревня греков, позже обосновавшихся в Крыму,  называлась  Корфо-Колибо («плавающая вершина») и находилась в горах в восточной Фракии — Румелии, как стали называться территории Византийской империи на Балканах после турецкого завоевания. В Корфо-Колибо насчитывалось сорок дворов, была церковь Константина Великого.

— Хочу вам говорить: побывав там, я поняла, что потеряли мои предки! — волнуясь, поясняет гречанка. — Да, они сохранили веру и язык, но утратили землю, на которой существовали столетия… Наши предки почти четыре века — с 1453 по 1830 гг. — жили под турками, но остались православными! Это был духовно очень богатый народ!

В период русско-турецкой войны 1828—1829 годов военные действия проходили на Балканах. Армией командовал граф Иван Иванович Дибич-Забалканский. Местное население, преимущественно греки и болгары, предоставляло русским солдатам кров, пищу, сено для лошадей. Когда весной русская армия уходила, Дибич предложил грекам из села Корфо-Колибо переселиться на территорию России. Небольшая православная греческая община (сорок семей) покинула свою историческую родину, на паруснике переправилась через море и 10 апреля 1830 года, в день Великой Пасхи, высадилась на берег близ Феодосии.

В Крыму переселенцам были предложены земли на территории Феодосийского уезда, в полупустующих селах Найман, Карабай, Акчора, Тууш-Джанкой (современный Кировский район). Здесь они занимались хлебопашеством, огородничеством, скотоводством. Но, прожив в этих местах почти сорок лет, они не построили ни церкви, ни часовни, хотя с ними были их иконы. В 1869 году община принимает решение найти земли, еще не заселенные людьми, для строительства жилья и часовни. 24 семьи собрали вещи и отправились в путь.

В селе Карачоль (от тюркского «кара» — «чёрный» и «чоль» — «поле») в 1864 году было всего 10 дворов. Земля принадлежала помещику Грекову, жившему в селе Дозорном (Ишунь) и являвшемуся владельцем 2200 га земли. Старики греческой общины выкупили 1142 десятины земли пашни и двадцать десятин «неудобий» (участков местности, не удобных для пахоты) за 25 тысяч золотых рублей. На новом месте построили дома, возделали поля, именно здесь закипела новая жизнь.

Большое значение для чернопольцев всегда имел родник («айязма») святого Константина, находящийся недалеко от трассы Симферополь — Феодосия. Воду отсюда пили, освящали ею жилище, омывались и т.д. Источник огородили, вырыли колодец для водопоя животных, другой — для бытовых нужд, только третий, главный, родник был источником питьевой воды. Он накрывался крышкой и дважды в год освящался — на Крещение и 3 июня. Эта православная традиция сохранилась до сих пор. Вода не кипятилась, а употреблялась в сыром виде каждое утро после молитвы. У православных греков была глубокая  вера в целебность источника, они считали «айязма» родником здоровья. За годы депортации родник исчез, и только по возвращении карачольцев-чернопольцев на родину место было очищено, родник вновь ожил. И сегодня каждый желающий может пройти на загороженную площадку к ��одникам, чтобы попробовать целительной воды.

В 1907 году в Карачоле началось строительство каменной церкви Святых равноапостольных царей Константина и Елены, работы велись на средства прихожан. 2 июня 1932 года — накануне дня памяти Константина — церковь была закрыта советской властью.

— Это был первый черный день для греков на этой новой родине. В советское время там был сельский клуб. А в 1992 году отдали нам ключи от церкви, — рассказывает Зекова.

За годы Великой Отечественной войны самое тяжелое испытание выпало на долю жителей Чернополья в 1944 году: 27 июня — день депортации греческого народа на Урал.

Написана:Евгения Королёва 2010.02.25

 

Статистика, каталоги

Rambler's Top100 Размещено на Start.Crimea.UA